27 июля 2022 / От редакции / Разбор

Что такое деколонизация?

Новая рубрика «Разбор» стартует с краткого гида по деколонизации. В первом материале мы разбираем основные термины, изучаем исторические примеры и объясняем, почему сепаратизм и деколонизация — это не одно и то же

1. Почему это важно?

В последние месяцы слово «деколонизация» все чаще встречается в публичных дискуссиях, разворачивающихся вокруг российско-украинской войны. На эту тему высказываются историки и социологи, деятели и деятельницы культуры, активистские движения из национальных республик. 23 июня на заседании Хельсинкской комиссии в Вашингтоне прошла дискуссия под названием «Деколонизируя Россию: моральный и стратегический императив». Приложение Google Trends также отражает эту тенденцию: за последние четыре месяца количество поисков по запросу decolonization of Russia выросло в три раза по сравнению с четырьмя месяцами до 24 февраля 2022 года.

Хельсинкская комиссия, или ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе), — региональная политическая организация, объединяющая 57 стран Северной Америки, Европы и Центральной Азии.
С 23 октября 2021 года по 23 февраля 2022 года.
Подробнее о различиях между деколонизаций и сепаратизмом — ниже
Веб-приложение, основанное на поисковых механизмах корпорации Google. Показывает, как часто пользователи сервиса ищут определенное сочетание слов по отношению к общему объему поисковых запросов.
Описание колониальных стран и государств в терминах развития проблематично, потому что подразумевает «неразвитость» тех, кто подвергался колонизации. Более того, зачастую колонизаторы оправдывали свои действия «гуманистическими» идеалами, якобы просвещая и развивая людей, проживающих на подчиненных территориях.
От древнегреческого μητρόπολις — материнский город. В современных исследованиях метрополией считаются не только государства, но и отдельные их субъекты, чаще всего столицы. Примером метрополии-столицы может служить Москва, получающая экономические и людские ресурсы из других регионов России.
Традиционно исследователи выделяют одиннадцать метрополий, к историческим расширениям границ которых можно применить термин «колониализм». Это Бельгия, Великобритания, Германия, Италия, Испания, Нидерланды, Португалия, Россия, США, Турция и Франция.
Подробнее об этом можно почитать, например, в статье «Language and colonialism. Applied linguistics in the context of creole communities» французских исследовательниц И. Леглиз и Б. Миг: «Колониальные державы активно изменяли структуру языка многих регионов, <...> будучи главным образом заинтересованы в том, чтобы привить своим колониальным подданным представления о европейской морали, создать легкодоступный и дешевый трудовой ресурс для собственных экономических устремлений».
Например, образование только на языке метрополии или описание коренной культуры как «варварской» или «дикарской».
Подобную модель предлагают, например, Л. Р. Павлинская в работе «Особенности русской колонизации Сибири» и Ю. Г. Акимов в монографии «Северная Америка и Сибирь в конце XVI — середине XVII в. Очерк сравнительной истории колонизации».
«Возведение острогов, как и их осады и сожжения, никак нельзя признать актом добровольного вхождения бурят в Московию-Россию; они есть как раз первейшие акты жестокой борьбы-войны, с одной стороны, бурят за свободу и независимость, с другой — русских за покорение бурят. Как широко известно, борьба североамериканских индейских народов с фортами-острогами в историографии ясно квалифицируется войной, „индейскими войнами“. Т. н. „освоение Сибири“ также следует рассматривать как войну, войну народов Сибири за свободу».

В. Хамутаев. Присоединение Бурятии к России: история, право, политика. 2012. С. 71.
Резолюции Совета Европы 1960, 1994 и 2005 годов.
«Формула союза свободных социалистических республик и „свободных в своем праве на самоопределение“ народов позволила СССР, с одной стороны, риторически противостоять западному империализму и выступать как символ освобождения от колониализма в глазах глобального Юга (колоний и бывших колоний западных стран), а с другой — выстроить империю нового типа, с де-факто зависимыми национальными республиками, управляющимися из центра».

«Без расизма. Как писать и говорить без расизма и ксенофобии». «Феминистские транслокальности» и Agashin. 2022. С. 27.
Коренной финно-угорский народ, проживающий на северных территориях Норвегии, Швеции, Финляндии и России.
От латинского secessio — уход. Политический термин, обозначающий выход какой-либо части государства из его состава.
Например, Виктория Маладаева из фонда «Свободная Бурятия» в своем интервью «Беде», перечисляя политические цели объединения, упоминает «горизонтальные связи с регионами» и «реальную федерацию».
В широком понимании речь идет об ограничении прав и свобод граждан по гендерным, расовым, социальным, личностным и другим признакам.

Не игнорирует повестку и российское правительство. Государственные пропагандисты выступают с осуждением деколониальных процессов внутри страны, ошибочно приравнивая их к сепаратизму. Параллельно с этим российские официальные лица активно используют терминологию для выстраивания имиджа «страны-деколонизатора», противостоящей западным государствам с их колониальной историей, например, называя Советский Союз «лидером движения» за деколонизацию стран Африки или подчеркивая «расистский и неоколониальный» характер политики западных элит.

Во всех этих понятиях легко запутаться. Мы собрали краткий гид для всех, кто хочет разобраться, как правильно употреблять термины и понять, что они из себя представляют. В ходе подготовки публикации использовались материалы брошюры «Без расизма. Как писать и говорить без расизма и ксенофобии», подготовленной исследовательским проектом «Феминистские транслокальности» и зином о жизни этнокультурных сообществ в России Agasshin.

2. С чего начать?

Прежде всего разберемся, что такое колониализм.

Сам термин «колониализм» происходит от латинского слова colonia (поселение) и широко распространился в XV–XVI веках для обозначения политической идеи завоевания «развитыми» государствами независимых народов и стран и господства над ними. Сегодня, говоря об отношении государства к своим колониям, рекомендуется использовать термин «метрополия».

В процессе колонизации территории метрополия эксплуатирует местных людей и природные ресурсы, вытесняет языковые и культурные традиции коренных народов.

Важно различать колонизацию как процесс завоевания и установления контроля над подчиненными территориями и колониальность как комплекс мер, направленных на поддержание разнообразных видов зависимости колонии от метрополии. Термин «колониальность» был предложен перуанским социальным философом Анибалем Кихано. По его мнению, современную глобальную историю во многом определило западное мировоззрение, ставшее причиной множества видов дискриминации — от расизма до эксплуатации труда.

3. Но ведь у России никогда не было колоний?

Российская специфика действительно сильно отличается от западной. Исследователи заявляют о «размытой» природе российского колониализма: в то время как западные метрополии устраивали заокеанские походы, Российская империя захватывала территории, прилегающие к существующим границам.

Несмотря на то, что официальная историческая литература в России называет большинство случаев присоединения территорий «добровольным вхождением» и «освоением», оба термина сегодня подвергаются критике специалистов. Так, бурятский историк Владимир Хамутаев, исследующий методы российской экспансии на восток, настаивает, что «освоение» и «добровольное присоединение» народов Сибири к России следует рассматривать как «войну народов Сибири за свободу». В таком же ключе сегодня говорят о, например, вхождении Латвии, Литвы и Эстонии в состав СССР — сразу три резолюции Совета Европы описывают этот процесс в терминах оккупации и аннексии. Существует и множество разночтений относительно добровольности вхождения в состав Российской империи народов, проживавших на территории Поволжья, — башкир, татар, чувашей и т. д.

Соответственно, свои особенности есть и у российской колониальности. Исследовательницы «Феминистских транслокальностей» считают, что она «формируется из идей о потерянном величии» Российской империи и Советского Союза и напрямую им наследует. Подробнее о деколонизации и деколониальности в контексте бывших стран СССР мы расскажем в одном из следующих выпусков рубрики «Разбор».

4. В чем разница между деколонизацией и деколониальностью?

Деколонизация — политический термин. Под ним понимают не только принятие законов, утверждающих, например, независимость, автономию бывшей колонии или историческую ответственность метрополии, но и реальное их соблюдение. Прежде всего речь идет об устранении метропольного контроля в области политики, экономики и административного управления.

Деколонизация — не моментальный, не быстрый процесс. Так, изменение политического курса Финляндии в отношении саамов, связанное с требованием принятия Декларации ООН о правах коренных народов, длится уже более десяти лет.

В свою очередь, деколониальность, или деколониальная теория, — это теоретическая дисциплина, исследующая отношения между метрополией и колониями. Разные народы имеют собственные системы знаний, и одна из задач деколониальной теории — обратить внимание на тот факт, что знание, произведенное в метрополии, не является универсальным. Чаще всего это касается гуманитарных дисциплин, в особенности процессов, имеющих прямое отношение к языку или культуре.

5. То есть деколонизаторы хотят распада России?

Не стоит путать процессы деколонизации и сепаратизма, первое не предполагает второго. Так, многие российские деколониальные активисты выступают прежде всего за юридическое соблюдение определенных правил федеративного устройства: политическую самостоятельность, сохранение родного языка и культуры. Более того, сецессия не всегда является завершением процесса деколонизации. Например, распад СССР и последовавшее обретение независимости бывшими союзными республиками не привели к реальной деколонизации некоторых из них.

В этом контексте нужно упомянуть еще один термин — постколониальное состояние. Так принято называть исторический период, когда процессы деколонизации (юридического устранения метропольного контроля) уже завершились и бывшая колония начинает избавляться от всех прочих видов зависимости. Многие общественные процессы в бывших советских республиках, например снос советских памятников и мемориалов, переименование улиц и станций метро, — это постколониальные процессы.

6. Значит, деколонизация — это борьба за права угнетенных?

Да, это так, но стремление расширить рамки процессов деколонизации до борьбы со всеми существующими видами дискриминации сталкивается с изрядной долей критики. Философы Ив Так и Уэйн Янг видят в этом стремлении определенную опасность для политического потенциала деколонизации, считая, что таким образом мощный инструмент превращается в метафору. Этой обширной теме будет посвящен наш следующий разбор.