Беда
9
November
2022
/
Автор:ка — Мария Вятчина
/
Контекст
Язык

Кровавый навет

Обвинения в ритуальных убийствах как инструмент колониальной политики

Обвинения в ритуальных убийствах как инструмент колониальной политики

Что такое кровавый навет

Кровавый навет — это ложное обвинение этнорелигиозной группы в совершении человеческих жертвоприношений. Наиболее известны фольклорные сюжеты о евреях, которые якобы употребляют кровь христианских младенцев. Однако обвинения в ритуальных убийствах можно обнаружить в любых колониальных контекстах. Все они движимы расчеловечивающей идеей, что есть отличная от большинства группа Других, которые ведут «варварский» образ жизни, стоят на «более низкой ступени развития» и практикуют чудовищные ритуалы. Эти слухи были направлены против разных групп, которые можно определить как субалтернов: общины первых христиан, коренное население Северной и Южной Америк, немецкие колонисты и др.

Колониальная политика

Кровавые наветы можно рассматривать как один из инструментов колониальной политики. В XVII веке московские власти использовали обвинения в колдовстве как основание для ускорения присвоения земель эрзя, которых с помощью кровавого навета заставляли переселяться в степные широты для охраны степных рубежей. В Российской империи XIX века слухи о ритуальных убийствах, порождавшие антиеврейские погромы, прочно охраняли «черту оседлости» — границу, за пределами которой было запрещено селиться евреям. Тогда же обвинения в человеческих жертвоприношениях усиленно циркулировали против других этнических групп, которых российское государство безуспешно уже несколько столетий пыталось насильственно обратить в православие.

Мултанское дело

Одним из самых громких случаев кровавого навета в Российской империи было «мултанское дело» — судебный процесс 1892–1896 годов. Группа крестьян-удмуртов из села Старый Мултан Малмыжского уезда Вятской губернии была обвинена в человеческом жертвоприношении. Как впоследствии было доказано, убийство совершили русские крестьяне, которые рассчитывали после суда получить землю осужденных соседей. Местная полиция поспособствовала трактовке преступления как ритуального убийства, применяя пытки к осужденным и производя подлоги и фальсификации при проведении следствия. Местные журналисты Александр Баранов и Осип Жирнов были с самого начала уверены в несправедливости суда и привлекли к делу писателя Владимира Короленко.

Публичная критика дела

Мултанское дело подсветило комплекс проблем государственного управления Российской империи, а широкая огласка привела к подъему волны разнообразной критики. Во-первых, критиковались одновременно провалы в политиках христианизации и само существование дифференциации населения по религиозным группам (нехристианское население в Российской империи облагалось отдельными налогами). Во-вторых, недовольство авторов было направлено против неэффективной судебной системы, допускавшей пытки и давление со стороны прокуроров. В-третьих, возмущение прессы строилось на абсурдности идеи, что в обществе, которое называет себя просвещенным, всерьез обсуждают практики, сопоставимые с верой в Бабу-ягу.

Кровавые наветы в СССР

После распада Российской империи слухи о человеческих жертвоприношениях не прекратились. Напротив, исследователи утверждают, что в Советском Союзе КГБ активно использовал эти сюжеты, чтобы усиливать антисемитизм в те моменты, когда СССР находился в активной конфронтации с Израилем. Так было, например, в судебных процессах в Узбекской и Грузинской АССР в 1960-х. Подстрекательство к ритуальному убийству было частью обвинения в подмосковном «антисектантском» деле против группы евангельских христиан-пятидесятников на рубеже 1950-1960-х, известном как «дело Федорова». В этом случае кровавый навет использовался советскими властями в борьбе против религиозного диссидентства.

Литература

[1] Avrutin E. M., Dekel-Chen J., Weinberg R. (ed.). Ritual Murder in Russia, Eastern Europe, and Beyond: New Histories of an Old Accusation. Indiana University Press, 2017.

[2] Амосова С. Легенды о крови, медицинские наветы: старые и новые сюжеты кровавого навета в Латгалии // Этнографического обозрение. 2018. № 3. С. 38-52.

[3] Львов А. Кровь и маца: тексты, практики, смыслы // Религиозные практики в современной России: Сборник статей. Под. ред. К. Русселе и А. Агаджаняна. М.: Новое издательство, 2006. С. 51-68.

[4] Роуз Э. М. Убийство Уильяма Норвичского. Происхождение кровавого навета в средневековой Европе. М.: Новое литературное обозрение, 2021.

Скоро на «Беде» выйдет большой материал о «мултанском деле» — одном из примеров судебного преследования иноверцев в Российской империи, полицейского насилия и фальсификации, в разоблачении которой принимали участие этнографы и журналисты.

От кого:
Автор:ка — Мария Вятчина
Кому:
Заголовок письма:
Кровавый навет
Что такое кровавый навет

Кровавый навет — это ложное обвинение этнорелигиозной группы в совершении человеческих жертвоприношений. Наиболее известны фольклорные сюжеты о евреях, которые якобы употребляют кровь христианских младенцев. Однако обвинения в ритуальных убийствах можно обнаружить в любых колониальных контекстах. Все они движимы расчеловечивающей идеей, что есть отличная от большинства группа Других, которые ведут «варварский» образ жизни, стоят на «более низкой ступени развития» и практикуют чудовищные ритуалы. Эти слухи были направлены против разных групп, которые можно определить как субалтернов: общины первых христиан, коренное население Северной и Южной Америк, немецкие колонисты и др.

Колониальная политика

Кровавые наветы можно рассматривать как один из инструментов колониальной политики. В XVII веке московские власти использовали обвинения в колдовстве как основание для ускорения присвоения земель эрзя, которых с помощью кровавого навета заставляли переселяться в степные широты для охраны степных рубежей. В Российской империи XIX века слухи о ритуальных убийствах, порождавшие антиеврейские погромы, прочно охраняли «черту оседлости» — границу, за пределами которой было запрещено селиться евреям. Тогда же обвинения в человеческих жертвоприношениях усиленно циркулировали против других этнических групп, которых российское государство безуспешно уже несколько столетий пыталось насильственно обратить в православие.

Мултанское дело

Одним из самых громких случаев кровавого навета в Российской империи было «мултанское дело» — судебный процесс 1892–1896 годов. Группа крестьян-удмуртов из села Старый Мултан Малмыжского уезда Вятской губернии была обвинена в человеческом жертвоприношении. Как впоследствии было доказано, убийство совершили русские крестьяне, которые рассчитывали после суда получить землю осужденных соседей. Местная полиция поспособствовала трактовке преступления как ритуального убийства, применяя пытки к осужденным и производя подлоги и фальсификации при проведении следствия. Местные журналисты Александр Баранов и Осип Жирнов были с самого начала уверены в несправедливости суда и привлекли к делу писателя Владимира Короленко.

Публичная критика дела

Мултанское дело подсветило комплекс проблем государственного управления Российской империи, а широкая огласка привела к подъему волны разнообразной критики. Во-первых, критиковались одновременно провалы в политиках христианизации и само существование дифференциации населения по религиозным группам (нехристианское население в Российской империи облагалось отдельными налогами). Во-вторых, недовольство авторов было направлено против неэффективной судебной системы, допускавшей пытки и давление со стороны прокуроров. В-третьих, возмущение прессы строилось на абсурдности идеи, что в обществе, которое называет себя просвещенным, всерьез обсуждают практики, сопоставимые с верой в Бабу-ягу.

Кровавые наветы в СССР

После распада Российской империи слухи о человеческих жертвоприношениях не прекратились. Напротив, исследователи утверждают, что в Советском Союзе КГБ активно использовал эти сюжеты, чтобы усиливать антисемитизм в те моменты, когда СССР находился в активной конфронтации с Израилем. Так было, например, в судебных процессах в Узбекской и Грузинской АССР в 1960-х. Подстрекательство к ритуальному убийству было частью обвинения в подмосковном «антисектантском» деле против группы евангельских христиан-пятидесятников на рубеже 1950-1960-х, известном как «дело Федорова». В этом случае кровавый навет использовался советскими властями в борьбе против религиозного диссидентства.

Литература

[1] Avrutin E. M., Dekel-Chen J., Weinberg R. (ed.). Ritual Murder in Russia, Eastern Europe, and Beyond: New Histories of an Old Accusation. Indiana University Press, 2017.

[2] Амосова С. Легенды о крови, медицинские наветы: старые и новые сюжеты кровавого навета в Латгалии // Этнографического обозрение. 2018. № 3. С. 38-52.

[3] Львов А. Кровь и маца: тексты, практики, смыслы // Религиозные практики в современной России: Сборник статей. Под. ред. К. Русселе и А. Агаджаняна. М.: Новое издательство, 2006. С. 51-68.

[4] Роуз Э. М. Убийство Уильяма Норвичского. Происхождение кровавого навета в средневековой Европе. М.: Новое литературное обозрение, 2021.

Другие посты рубрики
«
Контекст
»